Подводная лодка проекта 675 (СССР)

Подводная лодка проекта 675 (СССР)

аромат мускуса данные на сайте .;Написать отзывEstudio Domma

В США, после того, как в ноябре 1960 г. был принят на вооружение комплекс БР «Polaris A1», интерес к КР как к стратегическому оружию угас. Как средство борьбы с надводными кораблями они также мало интересовали американцев, имевших мощную палубную авиацию. В нашей стране дело обстояло иначе. По целому ряду причин ей начали искать альтернативу, одной из которых и стали КР. Такой подход во многом определялся взглядами Н.С. Хрущева на вопросы развития ВМФ. Он полагал, что самолет морально устарел, и что ракетное оружие будет гораздо более эффективным средством ведения войны на море.

Если БР, оснащенные СБЧ, могли с успехом использоваться для нанесения ударов по береговым объектам, то для борьбы с движущимися морскими целями они мало годились. Прежде всего, из-за сложности обеспечения целеуказания и наведения боевой части на конечном участке траектории полета, в том числе, и при использовании МКРЦ «Легенда». Вместе с тем, сама по себе идея оказалась настолько привлекательной, что в нашей стране с середины 60-х по конец 70-х годов прошлого столетия ее пытались реализовать в комплексе Д-5 с ракетой Р-27К. Хотя результаты его испытаний сочли успешными, заказчик данной системой вооружения не заинтересовался.

В нашей стране, создавая лодочный ПКРК первого поколения, проблему целеуказания решили за счет использования морской разведывательной авиации (впоследствии, за счет уже упоминавшейся МКРЦ «Легенда»), а проблему наведения – за счет использования телеуправления и радиолокационной головки самонаведения. В процессе развития отечественных противокорабельных ракетных комплексов оперативного назначения целеуказание так и не удалось обеспечить радиотехническими средствами носителя.

В западных ПКРК, находившихся на вооружении подводных лодок, данную проблему решили, главным образом, за счет сравнительно небольшой дальности полета ракет и совершенства самих радиотехнических средств. Возможные ошибки в распределении целей вполне компенсировались массированным применением ракет. Необходимо отметить, что зарубежные ПКРК, как правило, были универсальны по носителям. Данное обстоятельство позволяло использовать палубную или базовую авиацию не только для нанесения ударов по корабельным группировкам противника, но и для ведения разведки в интересах других носителей – надводных кораблей и подводных лодок. Несмотря на очевидный прогресс в развитии технологий, проблема избирательного наведения ПКР на цели во время нанесения удара по крупной корабельной группировке и в настоящее время остается трудно разрешимой задачей, особенно в условиях применения средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ).

В 50-х годах прошлого столетия о непреодолимых препятствиях старались не думать, и руководство Советского Союза видело в ПКР реальную возможность достижения паритета с ВМС США. Считалось, что именно они станут наиболее эффективным средством борьбы с авианосными соединениями вероятного противника, составлявшими основу ударной мощи его флота. В первом квартале 1956 г. (т.е. за три года до принятия на вооружение П-5) в ОКБ-52 в инициативном порядке начались работы над самонаводящимся самолетом-снарядом, получившем литерное обозначение П-6. Предполагалось, что он будет являться модификацией П-5, оснащенной радиолокационной головкой самонаведения и новой БСУ. Инициативу ОКБ-52 сначала поддержал руководитель ЦКБ-18 П.П. Пустынцев, а затем и Главком ВМФ.

Как следствие, 17 августа 1956 г. вышло постановление Правительства, предусматривавшее создание двух противокорабельных ракетных комплексов с самолетами-снарядами П-35 и П-6. Первый должен был стоять на вооружении надводных кораблей и частей береговой обороны, а второй – на вооружении лодок-носителей комплекса П-5. Собственно последнее требование и предопределило конструктивные особенности каждой из этих ракет. Изначально предполагалось получить П-6 простым внедрением на П-5 радиолокационной головки самонаведения. С целью испытаний был построен самолет-снаряд П-5РГ. Помимо головки самонаведения он имел новую БСУ. В частности, автопилот прототипа получил доплеровский измеритель пути и сноса. Кроме того, вместо барометрического был использован радиовысотомер, дозволявший более точно поддерживать заданную высоту полета самолета-снаряда.

Однако уже после первых испытаний стало очевидным, что обеспечить П-6 эффективное боевое использование, ограничившись лишь этими нововведениями, практически невозможно. С одной стороны, радиотехнические корабельные средства не позволяли обнаруживать цели на дистанции, равной дальности ее полета. С другой стороны, даже значительным образом модернизированная БСУ этого самолета-снаряда не обеспечивала требуемой точности стрельбы, и в момент выхода на заданную дальность цель могла не попасть в сектор обзора головки самонаведения. Таким образом, проблема обеспечения целеуказания стала одной из основных в процессе разработки первого лодочного ПКРК. Для ее разрешения, П.П. Пустынцев и В.Н. Челомей сначала предложили разместить на каждом из носителей этого комплекса один или два малогабаритных беспилотных самолета-разведчика. По габаритам эти аппараты должны были быть меньше, чем ПКР П-6 и по два размещаться в штатном контейнере. Предполагалось, что они будут обнаруживать корабельные группировки противника и передавать информацию о них на носитель.

В процессе проведения проектных работ от использования беспилотных самолетов-разведчиков было решено отказаться. Задачу обеспечения целеуказания возложили на специальные самолеты берегового базирования с большим радиусом действия (Ту-95РЦ или Ту-16РЦ), а задачу наблюдения за целью, уточнения координат, передачи данных на носитель и ракеты залпа – на одну из ракет этого залпа. Данное решение привело к необходимости размещения на корабле двух дополнительных (по сравнению с АПЛ пр. 659) антенных устройств с соответствующей аппаратурой. Первое из них называлось «Аргумент» и размещалось в носовой части ограждения рубки. Оно предназначалось для двухсторонней связи с ракетами залпа, корректировки траектории их полета и распределения между ними целей. Второе устройство – «Успех» – служило для приема целеуказания от самолетов базовой авициии, патрулировавших в районе действия АПЛ. Его антенный пост располагался на одном из ПМУ корабля.

В июне 1958 г. ЦКБ-18 выступило с предложением о разработке пр.675 на основе дополнений к ТТЗ на пр.659, которые вытекали из необходимости установки ПКРК П-6. Данное предложение было поддержано совместным решением ВМФ и Госкомитета Совмина по судостроению. Технический проект 675 ЦКБ-18 представило на утверждение в октябре 1958 г. Он был разработан под руководством П.П. Пустынцева и под наблюдением М.С. Фадеева, а затем В.Н. Иванова.

Источник - dogswar.ru